Максим Леонидов: "Мой дом похож на американское ранчо"

в разделе “Человек в загородном доме” 1275 0 Печать Сохранить
Максим Леонидов: "Мой дом похож на американское ранчо"

Максим Леонидов почти десять лет живет в пригороде Петербурга в большом доме, напоминающем североамериканское ранчо. Только ранчо это стоит на Колхозной улице. В доме бурлит жизнь: часто гостят друзья с детьми. Да и сам Леонидов отец семейства, где подрастают дочка Маша и сын Лёня.

— Моя сегодняшняя жизнь складывалась поступательно, — улыбается Максим. — Сначала построил дом, потом в нём появился пес Степан — немецкая овчарка, потом в дом вошла Саша (актриса Александра Камчатова) и родились Маша и Лёня.

Ваша сегодняшняя жизнь стабильная и независимая. Кажется, что в ней есть всё, что нужно взрослому и состоявшемуся человеку...

— Наверное, но всё-таки важно знать, что тебе действительно нужно.

И когда Вы это узнали?

— Это с возрастом приходит. Я не стремился быть номером один ни в чём. Это качество, может, не очень хорошее, но мне никогда не хотелось быть top of the top, не мечтал о яхтах, о замках, частных самолётах. Мне это было всегда не очень интересно. Вот когда был маленьким, мечтал, чтобы у меня был голос как у Робертино Лоретти.

Триумф группы «Секрет» разве не принёс новых желаний? Ведь в молодости хочется всего и сразу.

— И это очень правильно. Если бы нам тогда не хотелось всего и сразу, мы бы не стали такой популярной группой. Но нам хотелось не столько богатства, сколько доказать себе и миру, что мы самые крутые. И это для 20-летних мальчишек абсолютно правильное желание. В буддизме говорят: для того чтобы отбросить эго, надо, чтобы было что отбрасывать. Если человек без эго, ему и развиваться некуда. Эго должно быть у молодого человека, особенно у мальчишки.

Вы любите цитировать буддийские мудрости. Почему?

— Я был в Индии и Непале, наблюдал за буддистами, но буддистом себя не считаю. Скорее нахожусь на позиции сочувствующего. Если спросить, знает ли Леонидов что-то о буддизме, отвечу: он прочёл несколько книжек. Созерцание и покой — это ведь не только буддизм. Это необходимое условие для религиозного восприятия жизни, то есть ощущения присутствия в мире некоего духа, творца.

Что Вы испытываете, когда возвращаетесь с гастролей?

— Наслаждение. Оно острее ощущается, когда домашняя жизнь не превращается в рутину. Я отсутствую дома примерно одну неделю в месяц. Это та самая мера, которая дает удовольствие в работе и радость при возвращении домой. С удовольствием предаюсь домашним радостям: общаюсь с детьми, играю с ними, гуляю с собакой, делаю необходимые распоряжения по содержанию дома и сада. Когда нет длительных гастрольных туров, это так хорошо!

Максим, почему Вы перебрались за город?

— Цель покинуть мегаполис появилась намного раньше, чем я это сделал. На строительство дома и оборудование участка ушло несколько лет. Дом был построен в стиле североамериканского ранчо. Я изначально хотел иметь именно большой, одноэтажный, распластанный дом. Я люблю североамериканскую культуру, а участок позволял не экономить на площади дома.

Архитектуру придумывали самостоятельно?

— Конечно, это был архитектор, который несколько лет прожил в США, а вот всю «начинку» дома собирали исключительно по моим пожеланиям. В доме пять спален и гостиная. Когда к нам приезжают гости, они живут в одном крыле, а наша семья в другом, и мы не мешаем друг другу. А многоэтажные загородные дома — это, на мой взгляд, отрыжка советского прошлого: мечта о многоуровневых квартирах и богатых трёхэтажных домах. Я от этого всегда был совершенно свободен.

У Вас очень красивый участок, но при этом создаётся впечатление, что эти благородные растения выросли здесь давно и без участия человека. Есть эффект дикой природы...

— Вы не поверите, но когда я покупал участок, это был голый овраг без единого дерева. Мы воспользовались природным ландшафтом и превратили овраг в зелёную горку. Боярышник сибирский очень быстро разросся. В общем, сейчас здесь зелено и комфортно.

Что ещё пришлось сделать с участком?

— Тщательно выравнивали ландшафт, привозили взрослые деревья, и за пять лет это превратилось в лес. Хотел, чтобы создавалось впечатление не искусственно возведённого сада, а как бы случайно выращенного. Для сада дизайнера не приглашал, просто привозил деревья, и мне их сажали туда, куда я палочки втыкал.

В Вашем доме уже сложились определённые традиции?

— Никаких традиций нет. Когда я дома, стараюсь посвящать время трём вещам: семье, спорту и работе.

Вы как-то в интервью сказали, что идеальную женщину искали 42 года.

— Это правда. Я женился на Саше, когда мне было 42 года. Для меня в браке очень важно, чтобы вся чувственная, сексуальная сторона присутствовала в полной мере, чтобы было взаимное уважение, общность интересов, а у женщины обязательно должна быть некая житейская мудрость. И это совершенно не зависит от возраста. У нас разница в возрасте 17 лет. И это хорошо. Жена во мне видит надёжность, а я в ней — юность...

Ваш дом гостеприимный?

— Мне не доставляет хлопот принять гостей хотя бы потому, что я люблю готовить. Не то чтобы я был готов заниматься обедами, а вот организовать праздничный стол могу запросто. Может, большой фантазии на этот счёт у меня и нет, но вкусно будет, это я гарантирую. Люблю готовить мясные блюда — от шашлыков до плова.

Поделитесь каким-нибудь рецептом...

— Самое простое: берётся говяжья лопатка и варится два часа без всяких специй и даже соли, потом вынимается, посыпается сверху зеленью, чесноком, луком, ткемали, крупной солью. К этому блюду подается красное вино — и все довольны.

Похоже, мясные блюда в вашем ведении...

— Мясо на кухне — прерогатива мужчины. А вот нанизать уже готовое промаринованное мясо на шампуры можно доверить женщине. Еще женским рукам можно доверить приготовление маринадов и всё, что связано с овощами. Но... всё же в нашей семье кухней ведает моя супруга Саша, а я «творю» мясные блюда нечасто. Времени на это нет.

Вы уже смогли сформулировать свои приоритеты в жизни?

— Самое главное — найти себя в разных смыслах, и человеческом, и профессиональном. Плохо, когда человек занимается не своим делом или живет не своей жизнью. На пути к самому себе вероятны и даже необходимы, естественны, ошибки. Они дают нам опыт. А с опытом мы понимаем, наконец, что нам в этой жизни важно. Я понял, что мне абсолютно до лампочки стопроцентное общественное признание. И ещё, мне кажется, что очень важно не идти на компромисс со своей совестью, как в житейских вещах, так и в профессии. Потому что чувство стыда будет преследовать потом всю жизнь.

Каждый интуитивно стремится к гармонии, но далеко не всегда её достигает. На каком этапе гармония пришла к Вам?

— Когда, сделав много ошибок, я понял, что строить эту жизнь должен сам. И что не надо плыть по течению. Многое тогда совпало: возможности финансовые, физические, пришёл правильный возраст. Поэтому всё встало на свои места. В какой-то момент я понял, что сам до определённой степени являюсь хозяином положения. Хотя, говорят, бойтесь своих желаний, они сбываются...

Какие у вас желания сегодня?

— Не хочу болеть, хочу видеть, как растёт мой сын и взрослеет дочь. Хочу, чтобы мне было интересно жить дальше. И не дай бог этот интерес потерять!

Автор:
Загородный Дом

Комментарии

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений