Эдита Пьеха: «Суть загородной жизни в единении с природой»

в разделе “Человек в загородном доме” 1906 0 Печать Сохранить
Эдита Пьеха: «Суть загородной жизни в единении с природой»

Дом Эдиты Станиславовны Пьехи в пригороде Петербурга гостеприимный и хлебосольный. Для гостей всегда накрыт стол. На кухне собрана целая коллекция различных травяных чаев, которая всегда ждет, когда нагрянут с визитом друзья и приятели певицы. Но на самом деле Эдита Станиславовна большая кофейница, она с детства приучена к этому напитку.

— Моя мама любила кофе, и я обожаю, — рассказывает Эдита Станиславовна. — Утро начинаю всегда с чашечки этого ароматного и бодрящего напитка, иногда с пирожным. Чай у нас в доме не пили никогда. А пирожные — моя слабость, с которой я всю жизнь борюсь. Часто я эту слабость искореняла, но когда несколько лет назад сломала ногу и два года практически не ходила, эта слабость взяла надо мной власть. И сегодня, когда мне становится грустно, кричу домашним, уходящим за покупками: «Тортик купите!» А все потому, что я все еще себя жалею. От горькой жизни, получив чуть-чуть сладкого, казалось, что и жизнь слаще становится. Но пришла пора проснуться и опять начать борьбу с лишними килограммами. Моя жизнь — борьба!

Эдита Станиславовна, Вы давно живете за городом?

— Дом я решила построить в 1989 году. У меня был участок в Грузино. Но оттуда я убежала, потому что не люблю жить там, где отстроены дачи артистов. Мне всегда казалось, что это не мое. Я же сама из простых: дочь шахтера, все детство и юность которой прошли в шахтерских городках. Поэтому я купила участок с домом в обычном садоводстве. Заплатила огромную по тем временам сумму 25 тысяч рублей, а потом снесла этот дом за 30 тысяч. Вот такая коммерция. На месте снесенной хибары и строили дом, который я придумала.

А прежний сносили почему?

— Поначалу я приехала, увидела этот прекрасный лес, деревянный дом, и решила, что если обложу его камнем, будет хорошо. В том доме было только две комнаты. Пожила в нем месяц и поняла, что меня просто надули. Стены этой хибарки были из прессованных опилок, покрытых оргалитом. Когда вскрыли стены со стороны улицы, внутри оказался пенопласт, укрепленный крест-накрест старой вагонкой. Увидев эту картину, я села и сказала: «Дайте вина, выпью за свою дачу». Грустно было. А потом появился Горбачев, и мне уже за концерт стали платить не 48 рублей, а 150 и даже 300. Вот так, поработав год, я и снесла эту халупу. А еще через два года бесконечных гастролей поставила новый дом и крохотный гостевой домик. Кстати, на месте гостевого домика прежде стоял железнодорожный вагон.

Рабочих сами контролировали?

— Конечно. Я всегда чувствовала себя Вассой Железновой: всю жизнь выполняла роль мужчины. Сама построила дом, многие годы руководила мужским ансамблем, сама зарабатывала и обеспечивала семью. А с рабочими была еще одна эпопея — это были халтурщики и ворюги. Купила я кирпич на заводе, 75 поддонов. Через несколько дней приезжаю, а кирпича и след простыл. Впрочем, воровали они у меня не только кирпич, поэтому строительство длилось около десяти лет, пока я все смогла довести до ума.

 — У Вас очень красивый участок перед домом, настоящий английский парк...

— Я стремилась максимально сохранить деревья. Яблони остались в наследство от бывших хозяев участка. Участок был маленький, всего 6 соток, но мой дом был крайний. Тогда у садоводства была хорошая председательша, она сказала: я бы не хотела, чтоб вы жили рядом с проезжей частью, и добилась переноса дороги. А потом лесничество прирубило мне кусок леса в безвозмездную аренду. Теперь участок около 30 соток. Я живу среди обычных людей, и мне с ними очень комфортно. А соседи частенько заходят ко мне, причем всегда не с пустыми руками: приносят огурцы, помидоры, картошку. Они все это выращивают, а я поставила себе цель: только цветы! Поэтому перед домом большая зеленая лужайка, где часто резвятся мои собаки, и много-много цветов.

Действительно, Ваши гостиная и лужайка перед домом просто утопают в цветах...

— Без цветов я не представляю своей жизни. А на участок перед домом из гостиной можно пройти через небольшой зимний садик. Здесь растут самые разные цветы, многие из них приехали в наши северные питерские широты из южных стран. До войны мой папочка выращивал розы и сирень, и моя нереализованная мечта — научиться выращивать розы. А для этого нужен талант. Мой папа питал страсть к той красоте, которую создавал своими руками. Он отдыхал после тяжелой шахтерской работы, занимаясь своими розами. Отсюда, наверное, мое понимание гармонии и красоты, от созерцания той красоты, которую создавал мой папа. Розы и огромные кусты махровой сирени до конца войны были в палисаднике около нашего дома во Франции. К счастью, ни одна бомба не попала в наш дом и цветник. Когда мы уехали в Польшу, люди разобрали все эти цветы и пересадили на свои участки.

В гостиной кино смотрите по вечерам?

— В последнее время я мало смотрю кино. А раньше мне очень нравились исторические, романтические фильмы. Сейчас меня хватает на то, чтобы изредка посмотреть детектив и немного пощекотать нервы. В этой гостиной очень приятно проводить время за чтением. Раньше я зачитывалась Агатой Кристи, Конан Дойлем. Есть у меня какая-то страсть просчитывать события вперед. Но сейчас читать почти не успеваю. Чаще листаю хорошие журналы. Меня всегда тянуло к личностям, хотелось знать, как тот или иной человек стал таким, каков он есть, каким был его жизненный путь.

Эдита Станиславовна, Ваш дом такой миниатюрный. Места не маловато?

— Мне не нужны дворцы и замки. На первом этаже гостиная, кухня и зимний садик. А на втором этаже всего две комнаты. Розовая для моей помощницы, а голубая — моя спальня. Мне для жизни этого вполне хватает.

В Вашем доме на стенах нет портретов, почему?

— Да, портреты родных отсутствуют, есть только небольшие фото на тумбочке в спальне и в комнате. Не люблю выставлять напоказ свою любовь. И свои портреты вывешивать тоже не люблю. Мне кажется, что это обыкновенное самолюбование. Но все это субъективно. Кому-то нравится смотреть на себя в какой-то роли, и такой портрет важен как память. А для меня это уже пройденный этап, и самолюбованием заниматься не хочу.

А какой кусочек дома у Вас самый любимый?

— Моя голубая спальня. Она небольшая и очень уютная. Летом и весной люблю по утрам выходить на балкон. Оттуда открывается удивительный вид на сосновый бор. Когда есть время, вместе со своими собаками ухожу гулять в лес. Единение с природой — суть загородной жизни.

Эдита Станиславовна, почему Вы в свое время в Москву не перебрались?

— Потому что просто не хочу. Москва — деловой центр страны. В Петербурге больше тепла, и мне здесь как-то лучше. Да, может быть, у нас ничего глобального не происходит и, как говорят москвичи, Петербург — это красивая деревня, но мне здесь есть куда сходить, кому позвонить. А Стас, Эрика и Илона стараются навещать меня, как только у них появляется свободное время.

ДОСЬЕ

Эдита (Эдит Мари) Станиславовна Пьеха родилась 31 июля 1937 года в городке Нуаэль-су-Ланс в 300 километрах от Парижа.

Отец Станислав Пьеха и мать Фелиция Каролевска — поляки. Они встретились и поженились во Франции, куда приехали, чтобы найти себе работу. Когда умер отец, семью стал содержать 14-летний брат певицы, устроившись на шахту. Однако вскоре умер и он.

Эдита Пьеха окончила педагогический лицей и курсы русского языка в Гданьске.

В 1955 году поступила на отделение психологии философского факультета Ленинградского университета.

В 1956 году Эдита Пьеха была приглашена в вокально-инструментальный ансамбль «Дружба» под руководством Александра Броневицкого, впоследствии стала его женой.

Дочь — певица и телеведущая Илона Броневицкая.

Внук — эстрадный певец Стас Пьеха.

Внучка Эрика — дизайнер.

Автор:
Загородный Дом

Комментарии

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений